Кавказ в списке приоритетов

Алексей Крыловский: заявленные правительством РФ меры господдержки инвесторов на Северном Кавказе и созданные в регионе институты развития уже привлекли к не так давно созданному федеральному округу внимание крупных российских и международных компаний, в том числе имеющих опыт участия в рискованных проектах в «горячих точках» земного шара.

О том, как за последний год изменился инвестиционный климат на Северном Кавказе, журналистам «Эксперта Юг» рассказал управляющий партнер пятигорской инвестиционно-консалтинговой компании AV Алексей Крыловский, один из участников работы над стратегией развития Северо-Кавказского федерального округа (СКФО).

– Как бы вы определили главные итоги первого года реализации новых государственных инициатив на Северном Кавказе?

– Безусловным плюсом является появление ряда механизмов повышения инвестиционной привлекательности региона, по всем ним ведется активная работа. Создание стратегии развития СКФО было дополнено образованием Корпорации развития Северного Кавказа и появлением на территории округа подразделения Минрегиона, фактически отдельной вертикали этого ведомства. Тем самым федеральный центр стал значительно ближе к Северному Кавказу, а созданные механизмы господдержки во многом беспрецедентны. Ни по одному другому федеральному округу нет собственного департамента Минрегиона с отдельным заместителем министра, и ни один полпред не имеет того статуса, который имеет Александр Хлопонин. Должность зампреда правительства дает ему возможность входить в любые кабинеты, присутствовать на заседаниях правительства и спускать свои решения в Минрегион для непосредственной проработки.

– Заработал ли на Северном Кавказе объявленный правительством механизм 70-процентных госгарантий по кредитам для приоритетных инвестпроектов? Есть ли уже в регионе предприятия, которые смогли ими реально воспользоваться?

– Реально госгарантии можно будет получить начиная с 1 января 2012 года, но вся необходимая предварительная работа уже проделана. 4 мая Владимир Путин подписал постановление правительства №338, фиксирующее порядок отбора проектов для получения госгарантий и механизмы их предоставления. Одновременно на стол премьер-министра был положен перечень проектов, имеющих возможность получить господдержку – так называемый инвестиционный план СКФО, к разработке которого была привлечена и наша компания. В третьем квартале будет проведена отработка механизмов, не позднее 1 сентября должны быть подготовлены все документы. Далее надеемся, что успешно пройдет согласование между тремя ключевыми министерствами – Минфином (финансирование), Минэкономразвития (контрольная инстанция) и Минрегионом, который непосредственно работает с субъектами и инициаторами проектов.

– Что представляет собой список проектов-претендентов?

– Сегодня существует 30 проектов первого плана, а также набор проектов, которые находятся в ближайшем резерве – всего порядка ста проектов. По всему перечню ведется реальная работа, суть ее состоит в создании равных условий получения господдержки. Все регионы проявили большую активность, дойдя до формализации примерно десятка проектов от каждого субъекта, по которым уже понятны инициаторы. Немаловажно, что в соответствии с тем же 338-м постановлением регион готов выдать этим проектам собственную встречную гарантию не менее 10% от стоимости проекта, и сегодня ведется законодательная проработка этого механизма на региональном уровне.

– Из каких фондов регионы СКФО будут это делать с учетом их хронической дотационности?

– Сегодня у регионов СКФО есть возможность увеличивать долг перед федеральным бюджетом. Для этого была проведена глубокая работа между Минрегионом и каждым субъектом, и теперь ни один регион не имеет нулевого лимита по федеральным заимствованиям. Лимиты для регионов сейчас исчисляются миллиардами рублей, и каждый из них может взять на себя долговые обязательства для выдачи госгарантий. Еще один важный механизм, который также начнет действовать в 2012 году, – это государственная программа развития Северного Кавказа, которую сегодня также разрабатывает Минрегион. В ее рамках предусматривается целый набор инфраструктурных и социальных проектов, а также механизмы поддержки коммерческих проектов. Программа предложит новую сбалансированную модель управления макрорегионом, это вообще будет новый механизм, на который сегодня планируется переход всей бюджетной системы России. Это определенный эксперимент, и Северный Кавказ в связи со своими задачами заявил, что первым готов начать работу в рамках такой программы. В нее войдут все ныне действующие в регионе федеральные программы, а также подпрограммы по всем семи субъектам СКФО с отдельным выделением региона Кавминвод и ряд других подпрограмм, например развития инвестиционной привлекательности, которая и будет фиксировать механизмы госгарантий. Таким образом, Северный Кавказ уже получил и будет дальше получать расширяющиеся беспрецедентные возможности.

– Получится ли адекватно воспользоваться этими возможностями с тем человеческим капиталом, который сегодня есть в регионе? Кажется, Северному Кавказу сегодня скорее нужны не мегапроекты, а больше внятных начинаний на уровне местного среднего бизнеса?

– Безусловно, такая проблема существует. Раньше, без тех возможностей, которые появились сейчас, многие предприниматели на Кавказе действительно говорили, что можно на коленке посчитать бизнес-план и получить под него господдержку. Но сегодня этого мифа уже нет и в помине – в регион пришли серьезные игроки: инвестиционные банки, консалтинговые компании, которых привлекают и органы госвласти, и инициаторы проектов. Все это показывает, что на Северном Кавказе уже на этапе проработки могут быть проекты не хуже, чем в других регионах.

С другой стороны, эту динамику нужно не потерять на этапе реализации проектов. Если первые проекты будут показывать положительные результаты, то возможности, безусловно, будут расширяться – если же они будут отрицательными, то это создаст общий негативный фон. И это – вызов перед теми, кто заинтересован в развитии региона, в том числе для руководителей субъектов СКФО. Как отметил полпред Хлопонин, главным параметром оценки эффективности деятельности региональных глав субъектов будет привлечение финансирования. Можно привести пример Татарстана, где этот показатель является важнейшим для оценки работы чиновников: чиновник должен обеспечивать приток финансов, причем неважно, частных или государственных. В итоге Татарстан не зря имеет практически 12% госрасходов России – там ведется системная и комплексная работа по привлечению государственных средств. И это – без учета огромного объема частных инвестиций.

– Как бы вы определили основной вектор изменения инвестиционного климата Северного Кавказа за последний год с учетом разнонаправленных процессов в регионе? С одной стороны, создание системных механизмов господдержки, с другой – нарастание террористической активности и политической нестабильности.

– Мы много общаемся с российскими и международными инвестиционными группами – могу сказать, что регион стал им интересен. Даже от тех, с кем нам не удается встретиться лично, мы получаем знаки заинтересованности, и чем дальше – тем больше. Все крупнейшие отечественные инвестиционные группы сегодня ставят Северный Кавказ в расширенный список своих приоритетов, и все они ищут те или иные возможности посмотреть на проекты. Все понимают, что при наличии госгарантий риск существенно снижается. В частности, регион интересен тем российским группам, которые активно инвестируют в Африке, – они говорят, что там риски гораздо выше, чем на Кавказе, а при имеющемся у них уровне управления рисками наличие инструментов государственной поддержки в СКФО делает регион инвестиционно привлекательным. Если первые проекты получат серьезное внимание общественности, это будет их главной оценкой для последующих инвесторов.

– Приведите примеры таких проектов, которые уже сегодня успешно реализуются.

– В Дагестане строится Каспийский завод листового стекла с использованием американских технологий. Интересный проект – Невинномысский индустриальный парк в Ставропольском крае; ряд проектов Ставрополья претендует на поддержку «Роснано», и это – возможность для качественно нового уровня развития инновационного комплекса региона. В Северной Осетии – набор проектов, связанных с развитием промышленности, например производителя электронно-оптических приборов «Баспик». В Ингушетии местное ООО «Инария» заявило проект создания кластера инновационных энергоэффективных строительных материалов, в нем объединены шесть проектов – домостроительный комбинат, производство сухих строительных смесей и т.д. Этот проект базируется на уже успешно работающем холдинге, который представлен в Москве, Ростовской области и других регионах.

– На какой площадке лучше всего показывать инвестиционный потенциал Северного Кавказа? Сразу после образования СКФО говорилось, что региону нужен собственный инвестиционный форум, но пока это начинание так и остается на уровне деклараций.

– На мой взгляд, было бы неплохо сделать специализированный, узкий инвестиционный форум, похожий, к примеру, на форум «Россия», который организует «Тройка Диалог», где собираются порядка 500 инвесторов и инициаторов проектов, а также представители органов государственной власти. Нам кажется, это было бы более качественное решение, чем делать большой форум наподобие Сочинского. Нашей компанией сейчас прорабатывается интересный проект выставочно-конгрессного комплекса SANA, на базе которого и может проводиться инвестиционный форум. Компания AV ищет возможности проведения подобных мероприятий и готова всячески поддерживать инициативы в этом направлении.

Автор: Николай Проценко (Эксперт)

Источник: http://expert.ru/2011/06/1/riski-na-kavkaze-suschestvenno-nizhe-chem-v-afrike/

Опубликовано в Статьи