Не изобретать колесо

– Алексей, как бы вы оценили инвестиционный потенциал Ставропольского края на сегодняшний день?

– Как очень высокий. За последние 2-3 года Ставрополье совершило головокружительный рывок вперед. Так, летом 2005-го международное агентство «Standard&Poor’s» присвоило нашему региону рейтинг «инвестиционный» с прогнозом изменения «стабильный», а в 2006-м улучшило прогноз со «стабильного» на «позитивный». Это означает, что вложения не просто надежны – но и гарантированно прибыльны. Такая оценка важна не только для кредиторов, но и для инвесторов – тем более самых консервативных (это, как правило, крупные иностранные компании).

Российское агентство «Эксперт РА» последние десять лет ставит Ставрополье на все более высокие места в рейтинге регионов. Так, в 1998-м край попал в лучшую десятку регионов по показателям «инвестиционный потенциал» и «инвестиционный риск». Правда, после дефолта наши позиции заметно ослабли – но сейчас мы их стремительно возвращаем. Сегодня Ставрополье входит в число ведущих регионов по количеству и качеству инвестиций, мы стоим в одном ряду с мегаполисами или нефтяными субъектами.

– На чем основываются эксперты, присуждая нам такие высокие оценки?

– Успех институциональных реформ, удобное законодательство, прозрачные механизмы взаимодействия с инвесторами – вот что ценится в случае нашего края. Причем многие институциональные преобразования в крае финансируются из международных источников – это говорит о высоком интересе к нашему региону со стороны Запада. Так, по программе «EuropeAid» Евросоюза на Ставрополье создан Центр коммерциализации технологии (их в России всего семь), который позволяет внедрять научные разработки в реальную экономику. Всемирный банк вкладывает почти $0,5 млн. в разработку региональной программы капиталовложений, планирует финансировать проекты на коммунальном рынке края. Фонд «Новая Евразия» финансирует инновационные проекты края. Список можно продолжать…

– Но ведь понятно, что наличие благоприятного климата еще не гарантирует мощный приток инвестиций. От задумки до воплощения должно пройти немало времени. Первый зам полпреда президента в ЮФО (уже бывший) Александр Починок как-то попенял нашему краю именно за то, что у нас слишком слабо работают с реальными инвестиционными проектами, все больше довольствуясь красивыми фантазиями. Вы согласны с его мнением?

– Да, стоит признать, такая проблема есть. Идей в бизнес-сообществе рождается немало, но вот качество их проработки хромает. Естественно, никакой инвестор не будет вкладывать деньги «под честное слово» – ему нужна готовая документация на инвестиционную площадку, развитая инфраструктура, маркетинговые выкладки и так далее.

Но наш край движется в этом направлении: растет количество проектных, консалтинговых и инвестиционных организаций, качество их работы. Так, огромный шаг вперед – это создание «Стратегии развития Кавминвод». Это не просто план, а документ принципиально нового типа – схема стратегических приоритетов, которая позволяет ответить на важнейшие вопросы: куда и как должен расти и развиваться наш регион.

– Насколько я знаю, о необходимости разработки такой стратегии для Кавминвод говорил лично президент?

– Да, эту задачу Владимир Путин поставил еще в августе 2004 года. Стратегия создавалась крупнейшими научными центрами России – РосНИПИ Урбанистики и Леонтьевским центром (оба – Санкт-Петербург), а наша компания «АВ Консалтинг» выступала региональным консультантом. О значимости этого документа говорит такой факт: в рамках стратегии предусмотрена система мер господдержки региона КМВ – на период до 2012 года на эти цели запланирован 61 млрд. рублей, из них почти треть пойдет из федерального бюджета.

– Какие направления экономики Кавминвод планируется развивать в первую очередь?

– Мы выделили шесть кластеров, то есть векторов развития. Из них четыре основных (санаторно-курортный и туристско-рекреационный, торговля-транспорт-логистика, инновации-наука-образование и агропродовольственный комплексы) и два, скажем так, вспомогательных (ЖКХ и строительство, а также промышленное производство). По нашим прогнозам, до двух третей валовой прибыли региона будет обеспечивать именно транспорт и логистика – но не просто как «вещь в себе», а за счет взаимодействия с туризмом. Интересные перспективы открываются сфере науки и образования. Например, в рамках стратегии предусмотрены процессы так называемой «научной миграции» – переезд на Кавминводы нескольких научных институтов из Подмосковья.

– Чтобы успешнее развиваться, города КМВ должны слиться в единую агломерацию?

– Уже сегодня Кавминводы на уровне Министерства регионального развития РФ официально признаны 12-м в стране городом-миллионнником. Это дает совершено новое видение перспектив региона, ведь роль Кавминвод давно выходит за пределы Ставрополья. Фактически, сегодня это центр ЮФО, его сухопутные «ворота» наряду с «воротами» водными – Ростовом-на-Дону.

В развитии региона КМВ можно выделить две основные тенденции. Первая – это интеграция, усиление связей между городами. Так, на развитие транспортной инфраструктуры региона из бюджетов разных уровней в ближайшие годы будет выделено 75 млрд. рублей, на коммунальные сети – 11 млрд. В перспективе будет возведен целый ряд новых междугородних объектов, например, вторая нитка Малкинского водовода до Кисловодска и Пятигорска (сейчас он снабжает водой Минводы и Георгиевск) или единый канализационный коллектор «Пятигорск – Кисловодск – Ессентуки».

Вторая тенденция – это внутренняя специализация, когда каждый город в масштабах региона Кавминвод развивает свои самые «сильные» стороны. Скажем, в Ессентуках будет строиться Бизнес-конгресс-холл; в Лермонтове заложен крупнейший на КМВ Дворец спорта, строится огромный авторынок; в окрестностях Минеральных Водах будут возведены технопарки, логистические центры.

– Алексей, а как вы оцениваете перспективы Кавминвод в туристической сфере, которая, собственно, и снискала им мировую славу? В частности, по созданию особой экономической зоны (ОЭЗ) туристско-рекреационного типа?

– Государство шло к созданию зоны шаг за шагом: сначала городам КМВ был придан статус федеральных курортов, что позволило предлагать инвесторам конкретные объекты – и теперь они будут реализованы, в том числе в формате ОЭЗ. Планы относительно освоения зоны масштабные – в 16 предложенных инвесторам объектов предполагается привлечь почти $2 млрд. Но, разумеется, наша стратегия предусматривает не только освоение новых площадок, но и модернизацию имеющихся объектов – реконструкцию санаториев, ремонт водных скважин, расширение производства на сувенирной фабрике «Феникс» и так далее. Целевые показатели впечатляют: число отдыхающих планируется у 2025 году увеличить втрое, до 2 млн. человек ежегодно.

– В регионе «засветились» уже несколько международных игроков туристического рынка, например, израильская Africa Israel Inc. построила в Кисловодске санаторий «Плаза», сейчас строит еще один. Может, Кавминводам не стоит ждать прихода новых внешних игроков, которые здесь все скупят, а пора создавать собственную суперкомпанию, которая сможет вести экспансию на рынки других регионов и стран? Или вообще не продаваться «варягам», а вариться в собственном соку?

– Увы, такая суперкомпания в нашем регионе родиться не сможет – слишком уж разобщены активы санаторно-курортного комплекса. Много собственников, а права собственности еще с советского времени на те или иные объекты порой крайне запутанны. Чтобы консолидировать эту отрасль, нужны титанические усилия и очень много времени. Поэтому проще найти для каждого объекта своего инвестора, который будет стабильно вкладывать в него средства. И ничего непатриотичного в этом, поверьте, нет. Весь мир идет по такому пути – в любой отрасли, будь то туризм, машиностроение или связь. В нынешнем рыночном, конкурентном мире позволить себе «петь соло» может только инновационная компания, выпускающая нечто эксклюзивное. Так что нужно или изобретать колесо, или на колесе ехать.

– Мы с вами много говорили об инвестиционном потенциале Ставрополья, но, наверняка, у края есть и свои инвестиционные риски. 

– Безусловно! Местные контрагенты слишком часто вызывают недоверие у инвесторов в силу провинциализма первых и снобизма последних. Реакция, кстати, вполне объяснимая – если знать, сколь высока доля теневой экономики в нашем регионе.. Вот вам живой пример. Приехал потенциальный инвестор из Москвы с чемоданом денег, увидел недостроенный санаторий, захотел купить. Спрашивает у местных властей: а кто собственник – ему в ответ плечами пожимают. И он уезжает восвояси, не солоно хлебавши.

Или еще эпизод. Инвестор хочет купить профсоюзный санаторий, а ему собственник называет цену вдвое выше рыночной: половина, мол, пройдет через банк, а другая половина – на «откат» мне и чиновникам местным. Какой цивилизованный бизнесмен сможет в таких условиях работать?! Инвестор хочет, чтобы его деньги преумножались, а не пропадали в черной дыре.

– Вы привели хороший пример с недостроенным санаторием. Действительно, это настоящий бич Кавминвод – уродливые серые коробки, которые торчат по всем курортным городам, а сделать-то с ними ничего и нельзя! 

– Увы, проблема долгостроев актуальна не только для Кавминвод, но и для всего края. У нас ведь очень любят строить в долг – особенно социальные объекты: школы, больницы, роддома. Сейчас, по нашим оценкам, на Ставрополье только 800 бюджетных долгостроев – на то, чтобы их завершить, нужно более 10 млрд. рублей. При этом охрана одного такого объекта стоит до 500 тыс. рублей в год – и бремя это ложится на плечи рядовых налогоплательщиков.

Сегодня по заказу краевого правительства наша компания совместно со столичным Институтом экономики города ведет разработку «Программы капитальных вложений Ставропольского края», которая позволит, наконец, проблему долгостроев решить. Какие-то объекты придется передавать на баланс муниципалитетов, какие-то – продавать. Но самые важные будут, наконец, завершены. В бюджете края на этот год на эти цели заложено почти 3 млрд. рублей. Что касается Кавминвод, то тут достраивать придется много: плавательный бассейн в Георгиевске, четыре сельских школы, дом-интернат в поселке Подкумок, новый водовод в Пятигорске и Георгиевске.

– «Стратегия развития Кавминвод», «Программа капитальных вложений»… Думаю, еще лет пять назад такие документы не могли бы появиться в принципе. То есть сегодня государство возвращается к идее среднесрочного планирования?

– Именно так. Увы, в постсоветское время от планирования необдуманно отказались, решив, что рынок сам все расставит по местам. Но известный экономист Майкл Портер показал, что планирование и прогнозирование может и должно существовать даже в условиях рыночной конкуренции. К счастью, власти и России, и Ставрополья это осознают – так что, возможно, скоро снова будем жить по «пятилеткам» в самом лучшем смысле этого слова.

Беседовал А.Чаблин, «Открытая газета», г.Ставрополь

Опубликовано в Статьи